День взятия русскими войсками турецкой крепости Измаил (1790). Взятие турецкой крепости измаил

День взятия русскими войсками турецкой крепости Измаил (1790)

День взятия русскими войсками турецкой крепости Измаил (1790). Взятие турецкой крепости измаил

Штурм и взятие турецкой крепости Измаил русскими войсками под командованием графа Александра Суворова произошло 22 декабря (11 декабря по старому стилю) 1790 года.

День воинской славы отмечается 24 декабря, поскольку в существующей редакции федерального закона “О днях воинской славы и памятных датах России” даты исторических событий, происходивших до введения григорианского календаря, получены путем простого прибавления 13 дней к датам по юлианскому календарю.

Однако разница в 13 дней между григорианским и юлианским календарями накопилась лишь к XX веку. В XVIII веке разница между юлианским и григорианским календарями составляла 11 суток.

Штурм и взятие турецкой крепости Измаил — ключевое сражение Русско-турецкой войны 1787-1791 годов.

Не смирившись с поражением в войне 1768-1774 годов, Турция в 1787 году потребовала от России возвращения Крыма и отказа от покровительства Грузии, в августе объявила войну России.

В свою очередь, Россия решила воспользоваться ситуацией и расширить свои владения в Северном Причерноморье.

Военные действия развивались для России успешно. Турецкие войска потерпели чувствительные поражения, потеряв Очаков и Хотин, были разгромлены при Фокшанах и на реке Рымник. Турецкий флот потерпел крупные поражения в Керченском проливе и у острова Тендра.

Русский флот захватил прочное господство на Черном море, обеспечив условия для активных наступательных действий русской армии и гребной флотилии на Дунае.

Вскоре, овладев крепостями Килия, Тульча и Исакча, русские войска подошли к турецкой крепости Измаил на Дунае, прикрывавшей стратегическое балканское направление.

Накануне войны крепость была сильно укреплена с помощью французских и немецких инженеров. С запада, севера и востока ее окружал высокий вал протяженностью шесть километров, высотой до восьми метров с земляными и каменными бастионами.

Перед валом был вырыт ров шириной 12 метров и до 10 метров глубины, который в отдельных местах заполнялся водой. С южной стороны Измаил прикрывался Дунаем. Внутри города было много каменных построек, которые могли активно использоваться для ведения обороны.

Гарнизон крепости насчитывал 35 тысяч человек при 265 крепостных орудиях.

В ноябре русская армия численностью в 31 тысячу человек (в том числе 28,5 тысячи человек пехоты и 2,5 тысяч человек конницы) при 500 орудиях осадила Измаил с суши. Речная флотилия под командованием генерала Осипа де Рибаса, уничтожив почти всю турецкую речную флотилию, заблокировала крепость со стороны Дуная.

Главком русской армии генерал-фельдмаршал князь Григорий Потемкин направил на руководство осадой генерал-аншефа (на тот момент) Александра Суворова, который прибыл к Измаилу 13 декабря (2 декабря по старому стилю).

Для начала Суворов решил провести основательную подготовку к взятию неприступной твердыни. У близлежащих сел были сооружены валы и стены, подобные измаильским.

Шесть дней и ночей солдаты отрабатывали на них способы преодоления рвов, валов и крепостных стен.

Одновременно для обмана противника имитировалась подготовка к длительной осаде, закладывались батареи, проводились фортификационные работы.

18 декабря (7 декабря по старому стилю) Суворов направил на имя командующего турецкими войсками Айдозли-Мехмет-паши ультиматум с требованием сдать крепость; к официальному письму полководец приложил записку: “Сераскиру, старшинам и всему обществу: я с войсками сюда прибыл. Двадцать четыре часа на размышление о сдаче и воля, первые мои выстрелы уже неволя, штурм — смерть. Чего оставляю вам на рассмотрение”.

Отрицательный ответ турок, согласно ряду источников, сопровождался уверениями, что “скорее Дунай остановится в своем течении и небо рушится на землю, чем сдастся Измаил”.

Суворов принял решение о немедленном штурме. В течение20 и 21 декабря (9 и 10 декабря по старому стилю) крепость подвергалась ожесточенной бомбардировке из 600 орудий.

Штурм, ставший классикой военного искусства, начался в половине шестого утра 22 декабря (11 декабря по старому стилю).

Суворов планировал затемно сбить противника с вала, а затем максимально использовать светлое время суток, чтобы не прерывать бой на ночь. Свои силы он разделил на три отряда по три штурмовых колоны в каждом.

Отряд генерал-поручика Павла Потемкина (7500 человек) атаковал с запада, отряд генерал-поручика Александра Самойлова (12000 человек) — с востока, отряд генерал-майора Осипа де Рибаса (9000 человек) — с юга через Дунай.

Кавалерийский резерв (2500 человек) бригадира Федора Вестфалена в четырех группах занял позиции против каждых из крепостных ворот.

На западе колонны генералов Бориса де Ласси и Сергея Львова сходу форсировали вал, открыв ворота для кавалерии. Левее солдатам колонны генерала Федора Мекноба пришлось под огнем связывать попарно штурмовые лестницы, чтобы преодолеть более высокие укрепления.

С восточной стороны спешенные казаки полковника Василия Орлова и бригадира Матвея Платова выдержали сильную контратаку турок, от которых досталось и колонне генерала Михаила Кутузова, занявшей бастион у восточных ворот.

На юге начавшие штурм чуть позже колонны генерала Николая Арсеньева и бригадира Захара Чепеги под прикрытием речной флотилии замкнули кольцо.

При свете дня бой шел уже внутри крепости. Около полудня колонна де Ласси первой достигла ее центра. Для поддержки пехоты использовались полевые пушки, картечью очищавшие улицы от турок.

К часу дня победа была фактически одержана, однако в отдельных местах схватки продолжались. В отчаянной попытке отбить крепость погиб брат крымского хана Каплан-гирей.

Айдозли-Мехмет-паша с тысячей янычар два часа удерживал каменный постоялый двор, пока почти всего его люди (и он сам) не были перебиты гренадерами. К 16 часам сопротивление полностью прекратилось.

Турецкий гарнизон потерял убитыми 26 тысяч человек, девять тысяч были пленены, но в течение суток до двух тысяч из них умерли от ран. Победителям достались около 400 знамен и бунчуков, 265 орудий, остатки речной флотилии — 42 судна, множество богатой добычи.

Потери русских войск убитыми и ранеными поначалу были оценены в четыре с половиной тысячи человек. По другим данным, только погибших оказалось четыре тысячи, и еще шесть тысяч получили ранения.

Русская победа имела большое значение для дальнейшего хода войны, которая в 1792 году завершилась Ясским миром, закрепившим за Россией Крым и северное Причерноморье от Кубани до Днестра.

Взятию Измаила посвящен гимн “Гром победы, раздавайся!” (музыка — Осип Козловский, слова — Гавриил Державин), считавшийся неофициальным гимном Российской империи.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Источник: https://ria.ru/20151224/1346767235.html

24 декабря – День взятия турецкой крепости Измаил русскими войсками под командованием А.В. Суворова (1790 год)

День взятия русскими войсками турецкой крепости Измаил (1790). Взятие турецкой крепости измаил

Штурм Измаила стал апофеозом русско-турецкой войны 1787–1791 годов. Войну спровоцировала Турция, пытавшаяся взять реванш за предыдущие поражения. В этом стремлении турки опирались на поддержку Великобритании, Франции и Пруссии, которые, однако, сами не вмешивались в военные действия.

В июле 1787 года Турция ультимативно потребовала от России возвращения Крыма, отказа от покровительства Грузии и согласия на осмотр проходящих через проливы русских торговых судов.

Не получив удовлетворительного ответа, турецкое правительство 12 (23) августа 1787 года объявило России войну.

В свою очередь, Россия решила воспользоваться ситуацией, чтобы расширить свои владения в Северном Причерноморье за счёт полного вытеснения оттуда турецких войск.

Боевые действия складывались для турок катастрофически. Русские армии наносили противнику поражение за поражением, причем как на суше, так и на море. В сражениях войны блистали два русских военных гения – полководец Александр Суворов и флотоводец Федор Ушаков.

В октябре 1787 года русские войска под командованием генерал-аншефа А. В. Суворова практически полностью уничтожили 6-тысячный десант турок, намеревавшихся захватить устье Днепра, на Кинбурнской косе. В 1788 году русская армия одержала блестящую победу под Очаковом, в 1789 у Фокшани на реке Рымник.

Русский Черноморский флот одержал победы у Очакова и Фиодониси в 1788 году, в Керченском проливе и у острова Тендра в 1790 году. Было очевидно, что Турция терпит решительное поражение. Однако русским дипломатам никак не удавалось склонить турок к подписанию мирного договора.

Те надеялись, что имея опорной базой в устье Дуная мощную крепость Измаил, смогут повернуть ход войны в свою пользу.

Измаильская крепость лежала на левом берегу Килийского рукава Дуная между озёрами Ялпухом и Катлабухом, на склоне отлогой высоты, оканчивающейся у русла Дуная низким, но довольно крутым скатом.

Стратегическое значение Измаила было очень велико: здесь сходились пути из Галаца, Хотина, Бендер и Килии. Его падение создавало возможность прорыва русских войск за Дунай в Добруджу, что грозило туркам потерей огромных территорий и даже частичным развалом империи. Готовясь к войне с России, Турция максимально укрепила Измаил.

Фортификационными работами занимались лучшие немецкие французские военные инженеры. Можно сказать, что это была одна из самых совершенных крепостей Европы того времени. Крепость окружали вал высотой до 8 метров и широкий ров глубиною от 6,4 – 0,7 м, местами наполненным водой. На 11 бастионах располагалось 260 орудий.

Гарнизон Измаила составляли 35 тысяч человек под командованием сераскера Айдозлы-Мухаммад-паши. Частью гарнизона командовал Каплан Гирей, брат крымского хана, которому помогали пять его сыновей.

Личный состав гарнизона был готов драться до конца, так как разъяренный военными неудачами, турецкий султан издал специальный фирман, в котором обещал казнить любого, кто оставит Измаил.

Осада крепости началась в середине ноября 1790 года, но не приносила успеха. В конце ноября 1790 года, на военном совете генералы Гудович, Павел Потемкин и де Рибас приняли решение уводить войска на зимние квартиры. И тогда для организации штурма по приказу командующего Южной армией светлейшего князя Г. А. Потёмкина туда отправился генерал-аншеф А. В. Суворов.

Полководец прибыл в войска 2 (13) декабря и сразу приступил к подготовке штурма. Замысел штурма Измаила заключался во внезапной ночной атаке крепости сразу с трёх сторон при поддержке речной флотилии.

На тот момент в подчинении Суворова находилось 31 тысяч человек, из которых 15 тысяч было нерегулярное казачье войско, и 500 орудий. По канонам военной науки, штурм в таких условиях обречён на неудачу.

Лично проведя реконгсценировку и не найдя у крепости слабых мест, великий полководец действовал, тем не менее, без промедления. Он закончил подготовку к штурму всего за шесть дней. В отдалении от крепости построили точную копию её вала и рва. Ночами солдаты учились забрасывать ров фашинами – связками хвороста, переходить его, приставлять к валу лестницы и взбираться на вал.

7 (18) декабря в Измаил Айдозле-Мехмет-паше было передано письмо графа Потёмкина с предложением сдаться. Суворов приложил к письму свою записку: «Я с войсками прибыл сюда. 24 часа на размыш­ление – воля; первый мой выстрел уже неволя; штурм – смерть. Что и оставляю вам на размышление».

Айдозла-Мехмет-паша на следующий день попросил десять дней на обдумывание предложения русских.

Не обольщаясь перспективой капитуляции Измаила без боя, Суворов 9 (20) декабря созвал военный совет – так требовал устав при принятии важного решения.

Он напомнил, что русские войска уже дважды подходили к крепости и оба раза уходили ни с чем. В третий раз остаётся только взять Измаил или умереть.

«Трудности велики: крепость сильна, гарнизон – целая армия, но ничто не устоит против русского оружия. Мы сильны и уверены в себе!» – такими словами Суворов закончил речь.

Двое суток русская артиллерия (почти шесть сотен орудий) начала разрушать турецкие укрепления. Турки отвечали. Одна из их редкостных гаубиц бросала на русские позиции пятнадцатипудовые ядра. Но к полудню 10 (11) декабря турецкая артиллерия ослабила огонь, а к вечеру вовсе прекратила стрельбу. Ночью из крепости доносился лишь глухой шум – турки делали последние приготовления к обороне.

В три часа ночи 11 (22) декабря русские колонны подошли к крепости. Приблизилась к назначенным местам гребная флотилия. Суворов разделил силы на три отряда по три колонны в каждом.

Отряд генерал-майора де Рибаса (9000 человек) атаковал с речной стороны; правое крыло под начальством генерал-поручика Павла Потемкина (7500 человек) должно было нанести удар с западной части крепости; левое крыло генерал-поручика Самойлова (12000 человек) – с восточной. 2500 кавалеристов оставались последним резервом Суворова на самый крайний случай.

В 5 часов 30 минут одновременно с девяти направлений начался штурм. Всего два с половиной часа ушло на то, что­бы штурмующие оказались в неприступном Измаиле. Однако это ещё не была победа.

Яростные, смертельные схватки начались в городе. Каждый дом являл собой ма­ленькую крепость, турки не надеялись на пощаду, сра­жались до последней возможности.

Но и храбрость русских войск была необычайной, дошедшей как бы до совершенного отрицания чувства самосохранения.

В четыре часа дня Измаил затих. Не слышалось больше криков «Ура» и «Алла». Жесточайшая схватка закончилась. Только многотысячные табуны испуганных лошадей, вырвавшиеся из конюшен, носились по залитым кровью улицам.

Турки понесли огромные потери: из 35 тысяч потеряли убитыми 26 тысяч, в том числе четырёх двухбунчужных пашей и одного трёхбунчужного. В плен сдалось 9 тысяч, из которых около 2 тысяч умерло от ран в первые сутки после штурма. Уйти из крепости удалось лишь одному турку. Легкораненый, он упал в воду, переплыл Дунай, держась за бревно, и первый принёс своим известие о падении крепости.

Русская армия и флот потеряли 2136 человек убитыми (в том числе: 1 бригадир, 66 офицеров, 1816 солдат, 158 казаков, 95 моряков); 3214 раненых (в том числе: 3 генерала, 253 офицера, 2450 солдат, 230 казаков, 278 моряков). Всего – 5350 человек, накануне штурма турецкой артиллерией была потоплена 1 бригантина.

Трофеями русских стали 345 знамён и 7 бунчуков, 265 орудий, до 3 тысяч пудов пороху, 20 тысяч ядер и множество других боевых припасов, до 400 знамён, 8 лансонов, 12 паромов, 22 лёгких судна и множество богатой добычи, доставшейся войску, всего на сумму до 10 млн. пиастров (свыше 1 млн. рублей).

Суворов принял меры для обеспечения порядка. Кутузов, назначенный комендантом Измаила, в важнейших местах расставил караулы. Внутри города был открыт огромный госпиталь. Тела убитых русских увозились за город и погребались по церковному обряду.

Турецких же трупов было так много, что был дан приказ бросать тела в Дунай, и на эту работу были определены пленные, разделённые на очереди. Но и при таком способе Измаил был очищен от трупов только через 6 дней.

Пленные направлялись партиями в Николаев под конвоем казаков.

Падение неприступной крепости, гибель целой армии вызвали в Турции состояние, близкое к отчаянию.

После штурма Суворов докладывал Потёмкину: «Нет крепчей крепос­ти, ни отчаяннее обороны, как Измаил, падший кро­вопролитным штурмом!»

Взятие Измаила имело большое политическое значение. Оно повлияло на дальнейший ход войны и на заключение в 1792 году Ясского мира между Россией и Турцией, который подтвердил присоединение Крыма к России и установил русско-турецкую границу по реке Днестр. Тем самым все северное Причерноморье от Днестра до Кубани было закреплено за Россией.

Многие офицеры-участники штурма были награждены орденами, а те, кто не удостоился ордена, получили особой формы золотой крест на Георгиевской ленте с надписью «За отменную храбрость». Всем нижним чинам, участво­вавшим в штурме, вручили серебряные медали на Ге­оргиевских лентах с надписью «За отменную храбрость при взятье Измаила декабря 11 дня 1790».

Напомним, что Измаил был взят армией, уступавшей по численности гарнизону крепости – случай чрезвычайно редкий в истории военного искусства.

Штурм Измаила явил собой очередной пример отваги и героизма русских солдат и офицеров. Полководческий гений А.В. Суворова до сих пор является непревзойдённым. Его успех заключался не только в тщательной разработке плана сражений, но и в неустанной поддержке боевого духа русского войска.

Штурму Измаила посвящен неофициальный русский гимн «Гром победы, раздавайся!». Автором слов выступал поэт Гавриил Державин. Начинаетя он следующими строками:

Гром победы, раздавайся!

Веселися, храбрый Росс!

Звучной славой украшайся.

Магомета ты потрёс!

Вскоре после победы над турками генерал-аншеф Александр Васильевич Суворов занялся укреплением новой русско-турецкой границы, пролегающей по реке Днестр. По его приказу на левом берегу Днестра в 1792 году был заложен Тирасполь – крупнейший на сегодняшний день город в Приднестровье.

Справка:

У читателя этой статьи, возможно, возникнет вопрос «Почему День воинской славы установлен 24 декабря, а не 22-го, в день взятия Измаила?

Дело в том, что при подготовке Федерального закона «О днях воинской славы и памятных датах России» не было учтено то обстоятельство, что разница между юлианским календарём, действовавшим в России до 1918 года, и современным, григорианским, составляет соответственно в XIII в. – 7 дней, XIV в. – 8 дней, XV в. – 9 дней, XVI и XVII вв. – 10 дней, XVIII в. – 11 дней, XIX в. – 12 дней, XX и XXI вв. – 13 дней. Законодатели к «старостильной» дате просто прибавили 13 дней. Поэтому в исторической науке фигурируют иные даты, чем в законе, но, думается, эта досадная неточность не умаляет подвигов наших предков, о которых нам и последующим поколениям следует помнить. Ибо, как писал гениальный российский поэт и патриот Александр Сергеевич Пушкин: «Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно».

При оформлении статьи использовались:

Картина «Въезд А.В. Суворова в Измаил», худ. Русинов А.В.

Гравюра С. Шифляра «Штурм Измаила 11(22) декабря 1790 года» (разукрашенная версия). Выполнена по акварельному рисунку известного художника-баталиста М. М. Иванова. В основу рисунка легли натурные зарисовки, сделанные художником во время боя.

Фотографии диорамы «Штурм крепости Измаил в 1790 году» (Измаильский исторический музей А.В. Суворова). Это художественное полотно размером 20х8 м с передним натурном планом было создано в 1973 году художниками-баталистами Студии военных художников им. М. Б. Грекова. Е. Данилевским и В. Сибирским.

Игорь Лындин

Источник: http://ugvim.ru/news/24-dekabrya-den-vzyatiya-turetskoy-kreposti-izmail-russkimi-voyskami-pod-komandovaniem-a-v-suvorova-.html

Взятие Измаила: просто и в красочных подробностях

День взятия русскими войсками турецкой крепости Измаил (1790). Взятие турецкой крепости измаил

24 декабря в России празднуют день воинской славы, посвященный взятию русскими войсками под командованием Суворова турецкой крепости Измаил.

Хотя, справедливости ради, взята она была не 24, а 22 декабря 1790 года, если считать по новому стилю. Почему именно так, нам неизвестно, но сама операция стала вершиной воинского искусства и отваги того времени.

Как и положено в таких случаях, за этим событием стоит крайне увлекательная история.

Предыстория

Штурм Измаила произошел на завершающем этапе Русско-Турецкой войны 1787-1791 годов. Сама война началась из-за желания Турции вернуть себе потерянные в прошлых конфликтах территории, в том числе и Крым.

Шла она для султана не слишком удачно, и к моменту взятия Измаила турецкая армия потерпела множество поражений, а также потеряла несколько крепостей недалеко от Измаила, куда стекались остатки сбежавших из них гарнизонов.

Сам Измаил не имел «крепостных стен» в нашем понимании.

Он был построен французскими инженерами по последнему слову инженерной мысли того времени, так что основу его укреплений составляли земляные валы с огромным рвом, на которых были установлены многочисленные пушки. Это было сделано для того, чтобы защититься от современной артиллерии, для которой разбить вертикально стоящие старинные стены не составляло труда.

Измаил.

К тому времени как под Измаил прибыл Суворов, русские войска уже не раз пытались взять крепость штурмом, но терпели неудачу. Произошло это в том числе из-за нерешительности командования, которое уже отдало приказ отводить войска, и те начали сворачивать лагерь под ликующими взглядами осажденных турок.

В этот момент командующий, князь Потемкин, пытаясь переложить ответственность на Суворова, предоставил ему настоящий карт-бланш, дав такой приказ:

«Предоставляю Вашему Сиятельству поступить тут по лучшему Вашему усмотрению продолжением ли предприятий на Измаил или оставлением оного. Ваше Сиятельство, будучи на месте и имея руки развязанные, не упустите конечно ничего того, что только к пользе службы и славе оружия может способствовать».

Прибытие Суворова под Измаил и подготовка к штурму

Надо сказать, что Александр Васильевич сразу откликнулся на призыв главнокомандующего и начал действовать, поняв что у него приказом развязаны руки. Он незамедлительно выехал к Измаилу, призвав подкрепления, и заворачивая обратно уже отходящие от крепости войска.

Сам он был в таком нетерпении, что за несколько километров до цели оставил охрану и пустился вперед на лошади в сопровождении только одного казака, который вез личные вещи командующего.

Турецкие воины XVIII века.

Прибыв на место, деятельный Суворов немедленно приказал не только обложить город со всех сторон, но и построить на удалении от турок копию их валов и рва, на котором из фашин (связок прутьев) были сделаны куклы-турки. После этого начались ночные тренировки солдат по взятию этих укреплений, возглавляемые самим командующим. Вместе они преодолевали ров, забирались на вал, кололи штыками и рубили саблями эти фашины.

Появление прославленного полководца, которому на тот момент было за шестьдесят, необычайно воодушевило солдат, ведь среди них были и ветераны, которые сражались с ним плечом к плечу, и молодняк, наслышанный от товарищей о живой легенде.

Да и сам Александр Васильевич деятельно занялся поднятием боевого духа, обходя солдатские костры и по-простому общаясь с солдатами, не скрывая, что штурм будет тяжелым и вспоминая с ними подвиги, которые они уже совершили.

Балканские иррегулярные войска XVIII века.

В поднятии боевого духа не обошлось и без приманки — по традиции того времени город был обещан солдатам на разграбление на три дня. Приободрив самых нерешительных и заинтересовав самых алчных, Суворов разработал план неожиданного штурма.

Так как гарнизон не собирался сдаваться, и предвиделись затяжные городские бои, было решено пойти с трех сторон за два часа до рассвета, в 5.30 утра. При этом нападение должно было начаться с пуска сигнальной ракеты. Однако, дабы турки не поняли, когда именно будет штурм, сигнальные ракеты стали пускать каждую ночь.

Самое любопытное, что в штурме принимали участие многие титулованные иностранцы, которые, узнав о таком предприятии, прибыли в русские войска.

Например,  из иностранцев упомянем Ланжерона, Рожера Дамаса, принца Шарля де-Линя и неразлучного с ним герцога Фронсака, сделавшегося впоследствии известным на государственном поприще под именем герцога Ришелье, и принца Гессен-Филиппстальского.

Также нужно сказать, что флотилией, блокирующей Измаил с воды, командовал испанец Хосе де Рибас. Все они показали себя храбрыми воинами и военачальниками и получили различные награды.

Проведя все приготовления, Суворов поставил ультиматум защищавшему город великому сераскеру Айдозле-Мехмет-паше с такими словами:

«Я с войсками сюда прибыл. Двадцать четыре часа на размышление — и воля. Первый мой выстрел — уже неволя. Штурм — смерть».

Но турки готовились к смертельной битве, и даже, по некоторым данным, тренировали семилетних мальчиков держать оружие. К тому же разозленный неудачами султан издал приказ о том, что любого, кто сбежит из Измаила, ждет смерть. Да и соотношение сторон было в их пользу — 31 000 (из них 15 тыс. нерегулярных) — в русской армии и 35 000 (15 тыс. регулярных войск, 20 тыс. ополчения) — у турок.

Неудивительно, что сераскер ответил отказом: «Скорее Дунай потечет вспять и небо упадет на землю, чем сдастся Измаил». Правда по другим данным, это были слова одного из высших сановников, которые передавали русским посланцам ответ турецкого командира.

После суточного артобстрела, начался штурм города.

Штурм стен и городские бои

Утром 11 декабря по старому стилю (то есть 22 декабря по новому) русские войска в три часа ночи начали подготовку к штурму по сигнальной ракете.

Правда, полностью неожиданной атаки не получилось, так как турки мало того, что сами постоянно дежурили на валах, так еще и перебежчики-казаки рассказали им о дате атаки.

Тем не менее, по третьей ракете, в 5.30 утра, штурмовые колонны пошли вперед.

Пользуясь тем, что турки отлично знали привычки самого Суворова, тот пошел на хитрость.

Раньше он сам всегда возглавлял штурмовые колонны на самом важной участке, но теперь встал во главе отряда напротив самой укрепленной части стен — и никуда не пошел.

Турки повелись и оставили многочисленные войска именно на этом направлении. А нападавшие штурмовали город с трех других сторон, в тех местах, где укрепления были слабее всего.

Бои на валах были кровопролитными, турки храбро защищались, а русские войска — наступали. Тут было место и беспримерному мужеству, и ужасающей трусости.

Например, Полоцкий полк, бывший под началом полковника Яцунского, бросился в штыковую, но в самом начале атаки Яцунский был смертельно ранен,  и солдаты начали колебаться; видя это, полковой священник высоко поднял крест с изображением Христа, воодушевил солдат и бросился с ними на турок. Позже именно он будет служить молебен в честь взятия города.

Или другая легендарная история: во время затяжной атаки, услышав справа от себя громкие крики «Аллах» и шум боя, казаки Платова, видя множество убитых и раненых товарищей (колонны подвергались перекрестному огню с двух ближайших бастионов), несколько поколебались, но Платов увлек их за собою с криком: «С нами Бог и Екатерина! Братцы, за мною!».

Правда, были и другие примеры: Ланжерон в своих воспоминаниях уверяет, что генерал Львов, фаворит князя Потемкина, во время атаки притворился раненым. Один из офицеров расстегнул ему мундир и отыскивал рану.

Пробегавший мимо солдат принял в темноте Львова за турка, которого грабят, и ударил генерала штыком, но только разорвал рубашку. После этого Львов укрылся в одном из погребов.

Впоследствии хирург Массо не нашел у Львова признаков ран.

Меньше чем за час внешние укрепления были захвачены, а ворота открыты и через них в город въехала кавалерия и ввезли полевые орудия. И тут началось самое кровавое — городские бои.

Каждый крупный дом турки превратили в маленькую крепость, из каждого окна стреляли по наступающим войскам. На солдат бросались женщины с ножами, а мужчины отчаянно атаковали продвигающиеся к центру города колонны.

Во время битвы из горящих конюшен вырвались тысячи лошадей, и на какое-то время бой пришлось прекратить, так как мечущиеся по городу бешеные кони потоптали немало и турок, и русских. Каплан-Гирей, брат татарского хана, с двумя тысячами татар и турок попытался вырваться из города, но, наткнувшись на отпор, погиб вместе со своими пятью сыновьями.

Сам сераскер Айдозла-Мехмет с лучшими воинами отчаянно защищался в крупном доме. И только когда с помощью артиллерии были выбиты ворота, а ворвавшиеся гренадеры перекололи штыками большинство сопротивляющихся, остальные сдались.

И тут произошел неприятный инцидент — во время сдачи оружия самим Мехмет-пашой, один из янычар выстрелил в русского офицера.

Взбешенные солдаты перебили большинство турок и только вмешательство других офицеров спасло нескольких из пленных.

Правда, есть и иная версия этих событий, согласно которой, когда турок разоружали, проходящий мимо егерь попытался отобрать у Айдозли-Мегмета дорогой кинжал. Возмущенный таким обращением янычар выстрелили в него, попав в офицера, что и спровоцировало ответную жестокость солдат.

Несмотря на героизм защищавшихся, город к одиннадцати часам был взят. И тут началось самое страшное — Суворов сдержал обещание, отдав солдатам Измаил на разграбление.

По словам иностранцев, они ходили по щиколотку в кровавой грязи,  трупы турок потом скидывали в Дунай в течении шести дней, а многие наблюдавшие за этим пленные умерли от страха.

Весь город был разграблен, а многие жители перебиты.

Всего во время штурма и после него погибло около 26 тысяч турок, и 9 тысяч попали в плен. Русские потеряли чуть больше пяти тысяч убитыми и ранеными, хотя по другим данным потери составляли около десяти тысяч.

Взятие Измаила шокировало Европу, а в Турции началась настоящая паника. Она была такой сильной, что из близлежащих городов население разбежалось, а в Браилове, крепости с двенадцатитысячным гарнизоном, население умоляло местного пашу сдаться, как только придут русские войска, чтобы их не постигла участь Измаила.

Как бы то ни было, взятие Измаила — это славная веха в русской военной истории, достойная собственного дня воинской славы.

Источник: https://disgustingmen.com/history/siege-of-izmail

Взятие Измаила 10 декабря 1790

День взятия русскими войсками турецкой крепости Измаил (1790). Взятие турецкой крепости измаил

КРЕПОСТЬ ИЗМАИЛ

Измаил же являлся одной из самых сильных крепостей Турции. Со времени войны 1768–1774 годов турки под руководством французского инженера Де-Лафит-Клове и немца Рихтера превратили Измаил в грозную твердыню. Крепость была расположена на склоне высот, покатых к Дунаю.

Широкая лощина, простиравшаяся с севера на юг, разделяла Измаил на две части, из которых большая, западная, называлась старой, а восточная – новой крепостью.

Крепостная ограда бастионного начертания достигала б верст длины и имела форму прямоугольного треугольника, прямым углом обращенного к северу, а основанием – к Дунаю. Главный вал достигал 8,5 метров высоты и был обнесен рвом глубиной до 11 метров, шириной до 13 метров. Ров местами был заполнен водой.

В ограде было четверо ворот: на западной стороне – Царьградские (Бросские) и Хотинские, на северо-восточной – Бендерские, на восточной – Килийские. Валы оборонял 260 орудий, из которых 85 пушек и 15 мортир находились на речной стороне.

Городские строения внутри ограды были приведены в оборонительное состояние. Было заготовлено большое количество огнестрельных и продовольственных запасов. Гарнизон крепости состоял из 35 тысяч человек. Командовал гарнизоном Айдозли-Махмет-паша.

Широкорад А. Б. Русско-турецкие войны 1676–1918 г. М., 2000 http://wars175x.narod.ru/1790_02.html

ДЕЙСТВИЯ ПОД ИЗМАИЛОМ ДО ПРИБЫТИЯ СУВОРОВА

Во главе обороны стоял поседелый в боях трехбунчужный Айдозли-Мехмет-паша. Дважды предлагали ему звание визиря, и каждый раз он отклонял его от себя.

Без кичливости и без слабодушия, он постоянно выказывал твердость и решимость скорее похоронить себя под развалинами крепости, нежели сдать ее.

[…] Боевых припасов было в изобилии, продовольствия – месяца на 1½; только в мясе чувствовался недостаток, и мясную порцию получали лишь знатнейшие чиновники. Турки считали Измаил неодолимым.

Таким образом, сильная, хорошо снабженная крепость, мужественный комендант, превосходный по числу гарнизон, храбрость которого возбуждалась еще угрозою смертной казни, – вот трудности, которые нужно было преодолеть Русским.

Овладеть же Измаилом было необходимо, не только вследствие указанных выше соображений военных, но и политических.

Уже с августа месяца статский советник Лошкарев, по поручению Потемкина, вел в Журжеве переговоры о мире с верховным визирем. Как и всегда, турки тянули переговоры до бесконечности.

[…] Казалось бы, что падение Килии, Тульчи, Исакчи и поражение Баталь-паши на Кубани должны были сделать Шерифа-пашу сговорчивее; но интриги Пруссии, назойливо предлагавшей свое посредничество с крайне невыгодными условиями, вели к постоянным проволочкам.

Потемкин уже давно был выведен из терпения («Наскучили уже турецкие басни», пишет он Лошкареву от 7 сентября).

Императрица требовала скорейшего заключения мира. В рескрипте Потемкину от 1 ноября 1790 г.

, который был им получен, вероятно, во время упомянутых операций Рибаса, Потемкина и Гудовича под Измаилом, она приказывает: «обратить все силы и внимание, и стараться достать мир с турками, без которого не можно отваживаться ни на какие предприятия.

Но о сем мире с турками я скажу, что ежели Селиму нужны, по его молодости, дядьки и опекуны, и сам не умеет кончить свои дела, для того избрал себе пруссаков, англичан и голландцев, дабы они более еще интригами завязали его дела, то я не в равном с ним положении, и с седой головой не дамся им в опеку».

Потемкин видел, что кампания 1790 г. подходит к концу, окончить ее, ограничившись взятием ничтожных крепостей, будет важным промахом в политическом отношении, что, пока не пал Измаил, переговоры о мире будут только потерею времени, а Императрица требует этого мира.

Он отлично понимает, что грандиозный подвиг овладения Измаилом не по плечу ни одному из находящихся там генералов, вероятно, чувствует, что и сам к этому не способен, а потому решается поручить дело Суворову.

25 ноября Потемкин из Бендер послал Суворову собственноручный секретный ордер: «Флотилия под Измаилом истребила уже почти все их суда и сторона города к воде открыта. Остается предпринять с помощию Божиею на овладение города.

Для сего Ваше Сиятельство извольте поспешить туда для принятия всех частей в нашу команду… прибыв на место осмотрите чрез инженеров положение и слабые места. Сторону города к Дунаю я почитаю слабейшею…[…]».

Орлов Н.А. Штурм Измаила Суворовым в 1790 году. СПб, 1890 http://adjudant.ru/suvorov/orlov1790-03.htm

ВЗЯТИЕ ИЗМАИЛА

В конце октября Южная армия Потемкина открыла наконец кампанию, двинувшись в южную Бессарабию. Де Рибас овладел Исакчей, Тульчей и Сулинским гирлом. Меллер-Закомельский взял Килию, а Гудович-младший и брат Потемкина осадили Измаил. Действовали они, впрочем, до того неудачно, что на военном совете решено было снять осаду.

Тогда Потемкин, придававший взятию Измаила особенное значение, дабы склонить этим Порту на мир, поручил Суворову (стоявшему со своей дивизией в Браилове) принять начальство под Измаилом и самому на месте решить, снять ли осаду или продолжать ее.

Захватив с собой своих Фанагорийцев и Апшеронцев, Суворов поспешил к Измаилу, встретил 10-го декабря уже отступавшие войска, вернул их в траншеи и на рассвете 11-го декабря беспримерным штурмом овладел турецкой твердыней. У Суворова было около 30000, из коих четвертая часть – казаки, вооруженные одними только пиками.

Измаил защищало 40000 под начальством сераскира Мехмет-Эмина. Суворов немедленно отправил коменданту предложение сдаться:

«Сераскиру, старшинам и всему обществу. Я с войсками прибыл сюда. 24 часа на размышление – воля. Первый мой выстрел – уже неволя, штурм – смерть, что и оставляю вам на размышление».

На это сераскир ответил, что «скорее небо упадет на землю и Дунай потечет вверх, чем он сдаст Измаил»… Из 40000 турок не спасся никто, сераскир и все старшие начальники были убиты.

В плен взято всего 6000 человек, с 300-ми знамен и значков и 266 орудиями. Урон Суворова – 4600 человек.

Керсновский А.А. История Русской армии. В 4 тт. М., 1992–1994. http://militera.lib.ru/h/kersnovsky1/04.html

ТАКИМ ОБРАЗОМ СОВЕРШЕНА ПОБЕДА

Таковой жестокий бой продолжался 11 часов; пред полуднем господин генерал-порутчик и кавалер Потемкин к новому подкреплению войск отправил сто восемьдесят пеших казаков открыть Броския ворота и послал в оные три эскадрона Северского карабинерного полку в команде полковника и кавалера графа Мелина.

А в Хотинские ворота, кои были отворены полковником Золотухиным, введены остальные сто тридцать гренадер с тремя полевой артиллерии орудиями под руководством премьер-майора Островского, которого храбрости и расторопности отдаю справедливость; в то же время в Бендерские ворота введены три эскадрона Воронежского гусарского полку и два эскадрона карабинер Северского полку.

Сии последние, спешась и отобрав ружья и патронницы от убитых, вступили тотчас в сражение.

Жестокий бой, продолжавшийся внутри крепости, чрез шесть часов с половиною, с помощью божиею, наконец решился в новую России славу.

Мужество начальников, ревность и расторопность штаб- и обер-офицеров и беспримерная храбрость солдат одержали над многочисленным неприятелем, отчаянно защищавшимся, совершенную поверхность, и в час пополудни победа украсила оружие наше новыми лаврами.

Оставались еще в трех местах засевшие неприятели к единому своему спасению в одной мечете, в двух каменных ханах и в казематной каменной батарее. Все они прислали к господину генерал-порутчику и кавалеру Потемкину своих чиновников при наших офицерах просить пощады.

Первые из сих приведены подполковником Тихоном Денисовым и дежур-майором премьер-майором Чехненковым, а те, кои засели в двух ханах, взяты военнопленными генерал-майором и кавалером Де-Рибасом; число оных было более четырех тысяч. Равно им же взяты и в казематной батарее бывшие с Мухафиз трехбунчужным пашою двести пятьдесят человек.

Таким образом совершена победа. Крепость Измаильская, столь укрепленная, столь обширная и которая казалась неприятелю непобедимою, взята страшным для него оружием российских штыков; упорство неприятеля, полагавшего надменно надежду свою на число войск, низринуто.

Хотя число войска, получающего таинь, полагалось сорок две тысячи, но по точному исчислению полагать должно тридцать пять тысяч. Число убитого неприятеля до двадцати шести тысяч.

Начальствовавший Измаилом сераскир Аидос Мехмет трехбунчужный паша, засевший с толпою более тысячи человек в каменном строении и не хотя сдаться, был атакован фанагорийскими гренадерами в команде полковника Золотухина. И как он, так и все бывшие с ним побиты и переколоты.

Источник: https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/vziatiie-izmaila

День воинской Славы России – Взятие турецкой крепости Измаил русскими войсками под командованием А.В. Суворова в 1790 году

День взятия русскими войсками турецкой крепости Измаил (1790). Взятие турецкой крепости измаил
24.12.2019

Особое значение в ходе русско-турецкой войны 1787 – 1791 годов имело взятие Измаила – цитадели турецкого владычества на Дунае.

В ноябре 1790 года русские войска начали осаду Измаила. Две попытки взять крепость окончились неудачно.

И тогда главнокомандующий русской армией генерал-фельдмаршал Г.А.Потемкин поручил взятие неприступной крепости Суворову.  

Стремясь избежать кровопролития, Суворов направил коменданту Измаила ультиматум о сдаче крепости, на что последовал ответ: «Скорее небо обрушится на землю, и Дунай потечет вверх, чем сдастся Измаил».

Умелое руководство Александра Васильевича Суворова и его соратников, отвага солдат и офицеров решили исход боя, продолжавшегося 9 часов – турки оборонялись упорно, но Измаил был взят.

Взятие Измаила способствовало быстрому и успешному окончанию войны с Турцией.

Крепость Измаил считалась неприступной. Её окружали вал высотой 6-8  метров и ров шириной 12  метров, глубиной 6-10  метров.  Внутри крепости было много каменных построек. Удобных для обороны.

Гарнизон насчитывал 35 тысяч человек отборных войск и 265 орудий. Командовал ими один из лучших турецких генералов Айдос Мехмет-паша.

Русская армия насчитывала 31 тысячу человек, свыше 500 орудий, предприняла в ноябре две неудачные попытки взять Измаил штурмом.

Военный совет, собранный новым командующим генералом Самойловым А.Н., решил снять осаду Измаила ввиду приближения зимы. В этих условиях  вместо Самойлова во главе русской армии был поставлен А.В. Суворов. Он прибыл к Измаилу 2 декабря, когда начался отвод войск. Изучив обстановку, Суворов решил овладеть Измаилом ускоренной атакой.

Он приказал частям занять прежние позиции и организовать их подготовку к штурму. Особое внимание обращалось на обучение войск штурму, его артиллерийскую и инженерную подготовку. В стороне от крепости были сооружены укрепления, подобные измаильским. Здесь войска учились преодолевать их. Было изготовлено 30 лестниц и тысяча фашин.

Проводя ежедневные рекогносцировки с начальниками участков, Суворов тщательно изучил оборону Измаила и каждому из них поставил определённую задачу. Замысел штурма заключался во внезапной атаке крепости со всех сторон. При этом основные усилия сосредоточивались вдоль менее всего защищённой приречной части Измаила.  С этой целью войска делились на 3 отряда по 3 колонны в каждом.

Три колонны правого крыла под командованием генерала П.С. Потёмкина должны были атаковать западный фас крепости. 3 колонны генерала Самойлова А.Н. восточный фас, отряд генерала Л.М. Дербеса, высаженный Лиманской военной флотилией, атаковал крепость с юга, со стороны Дуная.  В общем резерве осталось 2,5 тысячи казаков.

Из 9 колонн на главном направлении в приречной полосе сосредоточивались 6. Здесь же массированно использовалась вся артиллерия Лиманской флотилии и большая часть полевой артиллерии. Боевой порядок каждой колонны включал 2 эшелона и резерв.

В первом эшелоне двигалось до 150 стрелков и 50 сапёров, во втором – главные силы и колонны (3 батальона), частный резерв (2 батальона пехоты, построенных в каре) следовал в хвосте колонны. Решение Суворова было оформлено диспозицией и дополнением к ней. В подготовительный период проводились также мероприятия по обеспечению внезапности штурма.

 
Чтобы имитировать подготовку к длительной осаде, в 300-400 м от крепости были построены осадные батареи, а для маскировки момента начала атаки в течение нескольких ночей до штурма пускались ракеты. Закончив за 6 дней подготовку штурма, Суворов направил Махмед-паше ультиматум о сдаче крепости. После отказа турок капитулировать, крепость подверглась 2-х дневному артобстрелу.

Ночью 24 декабря русские войска начали штурм Измаила. Стремительно захватив его важнейшие укрепления, войска завязали упорные уличные бои.  Каждую улицу, каждую площадь и кирпичные дома брали с боем. К 16 часам ожесточённое сопротивление было сломлено и крепость занята русскими войсками.

При штурме Измаила особо отличилась колонна генерала М.И. Кутузова, взявшая Килийские ворота. За умелое руководство боем и личную храбрость Суворов назначил М. Кутузова комендантом города.

Гарнизон Измаила потерял при штурме 26 тысяч убитыми и 9 тысяч ранеными, русские войска – 4 тысячи убитыми и 6 тысяч ранеными.

Штурм Измаила изменил стратегическую обстановку в  пользу России, вынудив Турцию к переговорам о мире.

Он явился выдающимся образцом ускоренной атаки крепостей комбинированными действиями сухопутных войск и речного флота, в результате чего была уничтожена армия численно превосходящего противника.

Успех штурма обеспечили внезапность действий, тщательность и скрытность подготовки войск, одновременность удара всех колонн и тесное согласование действий между ними. Взятие Измаила знаменовало собой крупный вклад в развитие военного искусства.

Сводка Совинформбюро от 24 февраля 1945 года

В течение 24 февраля на Земландском полуострове северо-западнее КЕНИГСБЕРГА наши войска отбивали атаки пехоты и танков противника. Одновременно юго-западнее КЕНИГСБЕРГА наши войска вели бои по уничтож…

Защита Родины – наш священный долг и обязанность

Дорогие товарищи, братья и сестры, воины Российской Армии! Примите самые добрые пожелания в День Защитника Отечества и 102-й годовщины Советской Армии и Военно-Морского Флота! 

Сводка Совинформбюро от 23 февраля 1945 года

В течение 23 февраля юго-западнее КЕНИГСБЕРГА наши войска продолжали бои по уничтожению Восточно-Прусской группировки противника и, сжимая кольцо окружения, овладели населёнными пунктами АРНСТАЙН, ЛИХ…

О СТРАШНОМ СУДЕ.

Судия грядет на облаках, окруженный несметным множеством небесных сил безплотных. Трубы гласят по всем концам земли и восставляют умерших. Восставшие полки полками текут на определенное место, к престолу…

«Социалистическое Отечество в опасности!»

22 февраля 1918 года Совет народных комиссаров опубликовал декрет-воззвание «Социалистическое Отечество в опасности!», написанный в тот момент, когда Германия, воспользовавшись срывом мирных переговоров…

Сводка Совинформбюро от 22 февраля 1945 года

В течение 22 февраля на ЗЕМЛАНДСКОМ полуострове западнее КЕНИГСБЕРГА наши войска отбивали атаки крупных сил пехоты и танков противника. Ценой больших потерь в живой силе и технике противнику удалось п…

Подарок Московским суворовцам в День Защитника Отечества

23 февраля в утренние и вечерние часы на телеканале ОТР будет транслироваться концерт, посвященный «75-летию Московского суворовского военного училища». Ведущие концерта – заслуженная артистка России …

Сводка Совинформбюро от 21 февраля 1945 года

В течение 21 февраля на ЗЕМЛАНДСКОМ полуострове западнее КЕНИГСБЕРГА наши войска отбивали атаки пехоты и танков противника, стремившегося пробиться из КЕНИГСБЕРГА в направлении ПИЛЛАУ, и после упорных…

«Мира больше всего хотят те, кто прошёл войну»

Московское суворовское училище, Московское пограничное училище, две войны в Чечне, теракт на Дубровке, Беслан. Герой России Сергей Иванович Шаврин провел множество военных операций, неоднократно участ…

Сводка Совинформбюро от 20 февраля 1945 года

В течение 20 февраля на ЗЕМЛАНДСКОМ полуострове наши войска отбивали атаки пехоты и танков противника, стремящегося, несмотря на большие потери, пробиться из КЕНИГСБЕРГА на запад в направлении ПИЛЛАУ….

Лживые мифы «гиены европы»

Гиена – робкое и трусливое, но одновременно наглое и злобное животное. Стая гиен способна в считанные минуты сожрать больного льва вместе с его шкурой и костями…

Сводка Совинформбюро от 19 февраля 1945 года

В течение 19 февраля на ЗЕМЛАНДСКОМ полуострове наши войска отбивали атаки пехоты и танков противника, стремящегося прорваться из города КЕНИГСБЕРГА на запад. Одновременно южнее КЕНИГСБЕРГА наши войск…

Сводка Совинформбюро от 18 февраля 1945 года

В течение 18 февраля южнее КЕНИГСБЕРГА наши войска продолжали бои по уничтожению Восточно-Прусской группировки немцев и овладели населёнными пунктами РОБИТТЕН, ГАЛЛИНГЕН, ОРШЕН, ВИЛЬДЕНХОФФ, БУХХОЛЬЦ,…

Сводка Совинформбюро от 17 февраля 1945 года

Войска 3-го БЕЛОРУССКОГО фронта, продолжая сжимать кольцо окружения Восточно-Прусской группировки противника, штурмом овладели городами ВОРМДИТТ и МЕЛЬЗАК — важными узлами коммуникаций и сильными опор…

Первый русский воинский устав

16 февраля 1571 года Иоанном IV Грозным был утвержден «Боярский приговор о станичной и сторожевой службе». Документ получил такое название, что был результатом (т.е. приговором) обсуждения, которое вели…

Сводка Совинформбюро от 16 февраля 1945 года

В течение 16 февраля северо-восточнее и севернее города БЫДГОЩ (БРОМБЕРГ) наши войска в результате наступательных боёв овладели населёнными пунктами КЛАЙН ТАШАУ, ЕШЕВО, ЛЯСКОВИЦ, БУЦИГ, ЛЮДВИГ…

О блудном сыне

Это Евангелие повествует о двух неожиданностях — относительно блудного сына и относительно его брата, старшего брата. Но когда речь заходит об отце — нет ничего неожиданного. Совершенно не видно по…

31-я годовщина вывода Советских войск из Афганистана

15 февраля 1989 года закончилась десятилетняя война в Афганистане и были полностью выведены советские войска. Более 14 тысяч наших воинов сложили голову, выполняя интернациональный долг. Вечная память…

Сводка Совинформбюро от 15 февраля 1945 года

В течение 15 февраля в ВОСТОЧНОЙ ПРУССИИ южнее КЕНИГСБЕРГА наши войска вели наступательные бои, в ходе которых овладели населёнными пунктами РОЗИТТЕН, КУМКАЙМ, ГРОСС КЛАУЗИТЕН, ЛИБЕНТАЛЬ, ЛИХТЕНАУ, ЛО…

Источник: https://www.mccvu.ru/news/armiya/den-voinskoy-slavy-rossii-vzyatie-turetskoy-kreposti-izmail-russkimi-voyskami-pod-komandovaniem-a-v-_/

WikiHelpProstuda.Ru
Добавить комментарий